• ↓
  • ↑
  • ⇑
 
00:42 

- Ну вот, смотри: я, в воскресный вечер пью пиво, ем криветок и читаю баш. Я тру гетр мужик?! - Стукнув стаканом по столу, обвел всех взглядом Гелоу
- Да, тру! - Заверещал Пацифик.
- Еще тот! - Вторил Здравый
- Ага, не то слово! - Как бы подтрвердил Агрессор.
- Ну вот и складненько. Пойду-ка я спать



- Слушай, яа тру гетр мужики позволят садить у себя на коленях симпатичных мальчиков? - Спросил Пацифик, Здравого, когда Гелоу заспоел в кровати
- Только тех, что жутко обоятельны и старше. Ну, как бы для подстраховки... - Задумчиво сказал в темноте Здравый
- А-а-а, ну тогда тур гетр - Протянул Пацифик
- Да, Тру. Да, гетр. На руку. Бгыгы

@музыка: World's End Girlfriend - Give Me Shadow, Put On My Crow

10:59 

- ... Ну вот смотри: у тебя есть магазин хрусталя. Представил? - Гелоу развел руки и посмотрел на Здравого.
- Ну?
- Ну вот. И у тебя есть неэпических размеров слон. Нет, не так. У тебя есть Слон, аж с большой буквы "С". Что будет?
- Слон побьет все к чертовой матери, как настоящий слон из того анекдота.
- Ну вот, правильно. Дать пирожек за правильный ответ?
- Да ну тебя.
- Бгыгы. Кхм... - Гелоу прочистил горло - ТАк вот. Продолжаем дальше. Представляешь себе тот же магазин, но не битый, без слона. А теперь, по сокльку в блестящем цветастом стеклянном магазине все-таки скучно без животины, мы населяем каждую-каждую хроустальную вазу, каждую тарелку и вообще каждую стеклянную пежню большими тослтыми жирными американскими тараканами, что так мило писщат. По одной штуке в предмет. Что будет?
- Не знаю - Пожал плечами здравый.
- Ну и дурак. Не получишь пирожок. А будет то, что все покупатели разбегутся, с визгом и гамом. И никто ничего не будет покупать.
- И репутация магазина упадет.
- Ай, молодец! - Гелоу потрепал Здравого за щеку и тот недовольно отвернулся.

- Ну, короче, понял в чем суть вопроса?
- Т.е. предлагаешь лидо дэстракшн бай Слон, либо отвращение бай тараканы?
- Ага.
- Я бы выбрал тараканов: они конечно репутацию снизят, зато все целым останется
- Вот-вот. Ваш семейный бизнес целым и останется.

- Кстати о семье - Влез в разгоовр Пацифик - Гелыч, там родн ятвоя приехала.
- Оу, побежал встречать

URL
01:40 

Пустой рассказ про будильники

Гелоу и его сестра Кей сидели в комнате и деловито ковыряли будильники. Кей - за компьютерным столом, все равно усердно держа будильник на весу, а Гел - на диване, вечно поминая под себя извлеченные детали. На полу мерно сопел Монстр Хардкора. Да-да: это был тот самый монстр, который когда-то чуть не сожрал нашего героя. И его появление в квартире был столь же неожиданным, как и все остальное за пару последних лет. Его привила сестра. Просто взяла и привела.

- Ну че как? -Спросил Гелоу.
- Как че по чем. На, смотри
- Кей протянула Гелоу на вытянутом пальце маленькую деталь с полудрагоценными камнями
- Красота?
- Прекрасна вилочка.
- А у меня, смотри - И Гелоу протянул перед собой витую пружину, которая решила растянуться в воздухе - Хоть на серьги пускай.
- Ага. - И они продолжили ковыряться.


Просто в одной из очередных прогулок по Москве Гелоу быстро тыкнул в туман пальцем, показывая Кею на что-то невнятно огромное и жутко грохочущее, и постарался быстрее уйти из молочно переулка. А Кей оказалась похрабрее своего брата и однажды привела Монстра домой. Просто привела. А тут уж, как ни крути, а хозяину квартиры пришлось кормить это нечто и постепенно свыкнуться с ним. А потом уже и окончательно полюбить его. Эти куски плоти и металла, уродливую голову и красивые свинячьи глазки.

- Мнда-а-а. Я не спорю, конечно, он милый, но все же... - «Бузил» на это Здравый.
- Но все же, Здравый, иди нафиг.
- Мама, папа, это ёжик и он будет жить с нами - Буркнул Пацифик и удалился из комнаты, затыкая уши.
- Ох какая неженка: не нравится ему такая громкая музыка! Ну и катись к черту, мужик латентный, не нужен ты тут. - Не мог скрыть своего ликования Агрессор.
- Так, все, Пацифик прав: Это Ёжик и он будет жить с нами. - Гелоу удовлетворенно улыбнулся и пошел искать, чтобы дать поесть этому странному исполину.
- Ты б, блин, его еще Барсиком назвал - Удалился Здравый за Пацификом.


- А-а-а, Кеич, я не могу, это ж оргазм! - Счастливое и кровожадное лицо Гелоу расплылось над очередной порцией будильника.
- А я шо? Я не шо! - Кей тоже взяла себе еще чуть-чуть - А что с этим всем добром делать будем-то? - Вопрос был вполне актуален: набиралась уже горстка
чистых шестеренок и приличная кучка сопутствующих кусочков металла и пружин.
- Ух... - Вопрос и впрямь был актуален: детали под Гелоу уже начинали жить своей жизнью и мерно ползали по дивану, все время кусая то за пятки, то за ягодицы - Знаешь, сестра, похоже... солить...

Так они и сделали.
Взяли банку с откручивающейся крышкой, сложили туда все шестеренки-пружинки-кржечки-винтики-детальки-кусочки, добавили немного горошкого черного перца, чуть-чуть майорана, лаврового листа, соли по вкусу, залили кипятком и поставили на книжную полку. И вернулись к своим недоеденным будильникам. Монстр поднял свою морду с пола, оценил расстояние до полки с тайм-солениями и лениво положил ее на пол. А если точнее, то на опрокинутую советскую музыкальную колонку. Так ему было удобнее шуметь, пока он спит.

- Они не адекватны.
-В плане?
- Ну, они какие-то странные.
- Э, Гелыч, они будильники, что ты от них хочешь?
- Ну если они дарят оргазм...
- Извращенец ты...
- У меня висна, систра. - Плаксивым голосом, нарочито коверкая слова, сказал Гелоу.
- У тибя балда, детак. - Ответила ему Кей
- М, детка.

Гелоу уже достаточно долго сидел и ковырял какой-то не работающий советский будильник, который выглядел так, словно его со всей юношеской мощью приложили о стену или пол: один его бок был смят сильным ударом. Внутренности были достаточно полыми, к небольшим количество больших, обмазанных
малом шестеренок. Масло в будильниках Гелоу видел впервые и сильно удивлялся его запаху, инстинктивно ассоциируя его, масло, с кровью.
- Треш, теререш! - Заметил он своим мыслям.
Этот советский будильник огорчил его тем, что в нем было мало деталей. Но обрадовал тем, что «зато каких деталей!». Они были много больше обычных, современных, что стоят в современных часовых механизмах. Они были явственно желтого медного цвета и имели классическую, ту самую, настоящую форму. И это не могло не радовать. Да, и пружины в нем тоже были больше. Как раз одну из спиральных пружин Гелоу сейчас пытался извлечь. Он случайно задел кусочек корпуса и будильник, со словами «А еще под нашу музыку можно делать вот так!», резко выбросил из себя уже проржавевшую, все еще в масле, пружину. От неожиданности Гелоу уронил будильник и тот неуклюже, заваливаясь на промятый бок, подкатился к Монстру. Тот сонно поймал ртом еще катящийся часовой механизм и тут же выплюнул его обратно. Прямо Гелоу в лоб. Чтобы много не выпендривался.
- Он меня не любит - Хныкнул Гелоу.
- Он Хардкор. Он добрый и пушистый - Засмеялась Кей и снова вернулась к расковыриванию своего будильника - Он всех любит.
- Ага. Двухстами бипиэм, блин, и мегаваттами по мозгу. Будто гвозди в голову забивают...
- И нас это пре-е-ет! - Прокричали близнецы Гелоу и Кей, закатившись звонким смехом.

Все будильники как бы кончились. За исключением одного.
Близнецы оставили его на последок, как самое вкусное. Это были бортовые часы, с какого из истребителей, которые в свои студенческие годы где-то на что-то умудрился выменять отец Гелоу. Цилиндр, с фосфорицирующими стрелками и цифрами лежал на столе и на него смотрели двепары хищных глаз. Еще одна пара дремала на опрокинутой советской колонке. Но этой паре хищных глаз хотя бы было все равно. А вот двум другим...

- Может сразу молотком по стеклу? - Гелоу вожделенно облизнул губы.
- Может тогда сразу, ну на фиг, с одиннадцатого этажа и потом, типа, по асфальту все соберем? Гелыч, ты что, дурной что ли?
- Да? А ну-ка на фиг! Ты посмотри, у него под этим кожухом ни-че-рта! - Гелоу любил подчеркнуть каждый слог в каком-нибудь ругательстве - Ни одного винта, который можно отвинтить и вытащить вест механизм. Вот тебе раз - Он показал на три винта и снятую часть кожуха-цилиндра - А вот тебе и два - Гел показал на циферблат и вторую часть кожуха-цилиндра, в которой находился сломанный механизм безумно дорогих когда-то часов - Я не знаю как. Тут, похоже, только если стекло бить.
- Так - Начала своим рациональным тоном Кей - Давай сначала
подумаем, а потом уже бить будем. Ладно?
- Ладно.

И они подумали. И
повертели часы и так и сяк. Но так и не догадались как его разобрать. Потом они взяли молоток и ударили по стеклу. А оно и не разбилось.

- Э-э-э - Гелоу комично чесал затылок - У них там, на самолетах, даже на приборной доске, что ли, пуленепробиваемое стекло, да?
- Аяыпу? - Привычно ответила Кей.
- Мнда ...


- А знаешь, что? - После долгой паузы сказал Гелоу - Давай-ка мы его так и оставим... На будущее, что ли.
- Ну окец.

На том и порешили.

Стоят теперь на книжной полке две банки с тайм-солениями и один недоразобранный авиационный тайм-механизм.



06:02 

- ХАЛЯВЫ МНЕ, ХАЛЯВЫ! - только и успел прокричать Гелоу, падая на свой голубой диван. "А диван-то у меня - голубой..." - только и успел подумать Гелоу, засыпая на час.

URL
22:10 

СОЦ ОПРОС

Есть такое дело и мне нужна ваша помощь
Товарищи кос- и ксоплееры. Вот у вас периодически встает проблема с "отснятием" чего-либо вам необходимого. Многие хотят, чтобы это было отснято качественно\профессионально, сиречь в студии. Мой к вам вопрос такой:
сколько вы готовы платить, час съемки в студии, с прикрепленным к ней, студии, фотографом?

мне ваше мнение на самом деле важно инужно _)


18:41 

…Этого дня ждали и боялись, вожделели и чурались, хотели и ненавидели. Но время такого, что ничего не изменишь. Пришел он. Джумшут. Правда Джумшута звали Виталием, но эта проблема не имела места в том, что он принес с собой. Он сеял грохот и разрушение, пот и пыль, проводку и цемент, озлобленность и… ремонт. Да-да, в места дислокации Гелоу пришел он, стихийное бедствие, уносящее с собой свободное время и деньги. Ре-монт. И деваться от него, ремонты, было некуда. Ведь это была затея родителей.
- Да, феерично, блин! Нашли себе игрушку во время моей сессии – Сетовал он Систре – Мне вот, блин, заняться больше нечем, как ботать под дрель. Зараза такая… - Гелоу старался не нервничать, но психика уже была подорвана дрелью Джумшута - Они, значит, себе игрушку нашли, ага, «ремонт кухни» - Неприятным голосом протянул он – А я, значит, давай эту игрушку расхлебывай!
- Это как? – Сдерживая смех спросила Кей.
- Мусор выноси. Цементный. Пыльный…

Кухня мерно рассредоточилась по всей квартире. Нет, конечно Гелоу был безумно рад, когда в его тогда еще пустой комнате появилась кофеварка и микроволоновка. Но когда туда же отказались переносить холодильник, а вместо этого перенесли треть кухонной мебели… Вот тогда он и почувствовал подвох. «Что-то тут не то…» - Подумал он, почесывая подбородок. «А может?...» - Еще раз подумал он и отправилась на разведку.
- Что значит «в понедельник приедут долбить»?!
- Ну так вот и приедут долбить, натурально – Отмахнулся его отец, пытаясь сосредоточится на карандашных пометках во всю стену.
- Етицкая конопля - Выругался Гелоу. А что ему оставалось? Ведь он уже познал, что такое дрель. Не первый год он жил в этом панельном доме и прекрасно знал, каким грохот на все окрестные этажи разноситься простая задача: дырка в стене под обычнейшую картину. Хотя в ужасной вести явления Джумшута была и своя радость. Этой радостью была – месть. Самая банальная месть.
- Это война!

Утром, часов в 12, Гелоу сонно продирал глаза и, проползши метр от дивана, оказывался у компьютера и уже сидел, вникал в блоги рунета, как вдруг, а точнее, внезапно , соседский Джумшут начинал дрелить стену соседней квартиры. И все время он начинал дрелить четко напротив виска Гелоу, да так, что бедный спросоня подскакивал и обязательно падал. А временами этот самый соседский Джумшут начинал проявлять свое мерзкое чувство юмора. Когда Гелоу надоедало слушать шум в своей комнате, он, закрывая за собой все двери, перебирался на будущее место ада – кухню. Но, просидев там минут 10-20, да, правильно, снова попадал под обстрел соседского Джумшута. Тому, видите ли, что-то срочно надо было сверлить в стенах соседской кухни. И да, когда Гелоу с вожделением компьютера возвращался в свою комнату, конечно же, спустя некоторое время Джумшут нагонял его и снова начинал дрелить висок.
Так что Гелоу искренне надеялся на войну.

- Это война!
И к радости нашего героя, его и соседский Джумшут боролись, кто кого перешумит. И к непонятной радости нашего героя, похоже, его Джумшут выигрывал. И периодически, в моменты тишины, к этим двум бойцам присоединялся третий, много выше и несколько в стороне от действия и жалобно-жалобно дрелил. То ли пытаясь показать что и он может, то ли упрашивая прекратить…

Но время прошло, пыль осела под несдвинувшийся с места холодильник, осела она на все горизонтальные поверхности, осела она на все вещи и одежду, осела и стала ждать пока ее смахнут. А ее не смахивали, зная, что за неким Джумшутом по имени Виталий, что раздраконил все стены и пол кухни, понаразбросал и понатыкал везде проводов под напряжением, придет некий Джумшут по имени Маневэл, и добаит еще друзей пыли-от-пола – пыль-от-потолка.
- Е-моё, нашу мега-пафосную трэш-кухню в золотых и тигровых цветах будет делать МАНВЭЛ, БАЛИН, МАН-ВЭЛ! Кеич, ты смекаешь? МАНВЭЛ,блин…
И радости во время сессии не было предела…




21:34 

про наболевшое

... И вот, на кануне последней решающей битвы со зверем... Ну или практически на кануне решающей битвы со зверем, наш герой сидел и выводил на тарелке остатками масла от поджаренного в микроволновке бутерброда с сыром и колбасой загадочные слова: "Мозг, ну вернись!.. Позязя... Т_Т". Ох и не легкое это дело, выводить на тарелке такие длинные слова остатками масла от поджаренного в микроволновке бутерброда с сыром и колбасой.




URL
23:53 


00:10 

С гигантской помощью Богов, с немыслемым коэффициентом удачи, да и при малой толике знаний сессия таки была закрыта, была найдена работа, да и жизнь, в приницпе, у Генлыча, шла хорошо. Он встречал непонятных людей, отдавал им их флейты, дарбуки, аккустические гитары. Находил неопнятное в городе и забавное в офисах. В уконце концов, встречал красноволосых ангелов в метро! Но, если волею судеб его, под ночи ночные, занасило в родной дом, там его жадала непременная картина лета. Лета, поры похудания...


00:45 

Anothere dream trip

А, собственно, после третьей глубокой затяжки Гелоу перестало казаться все это чем-то странным. Да, теперь он осознавал… Нет, не так. Он уже знал всю жизнь, что в недалеком будущем известную всем «Площадь Революции» переименуют в пресловутою «Площадь Эволюции» , за одни лишь тот момент, что после пары-тройки атомных взрывов на поверхности, да и на самой станции метро будут находиться гигантские кожистые коконы, дающие жизнь новым поколениям внеземных существ. Гелоу вспомнил, что от первоначального варианта метро-инфососов отказались по причине того, что в экстренных ситуациях у людей просто могло не оказаться нужной железной мелочи, для опускания ее в жерло автомата, дабы связаться с диспетчером. Еще он заметил, что каждый человек Москвы несет с собой шум. Каждый пятый несет с собой режущий шум музыки из наушников. Если представить, что среди и в этом шуме передвигается минимум (!) каждый 10 под наркотическим опьянением, то мы будем иметь семь из десяти окачуревшихся наркоманов к концу дня. Ну шумно у нас, правда.
- Я быдло-быдло-быдло, я вовсе не медведь. А как приятно быдлу – Гелоу сделал долгую затяжку - под Сальвией лететь.


- Здравый! – возмутился Пацифик
- Ась?
- Да ты вовсе не Здравый, ты Голод!
-Чхо сказал?
- Да еще и быдло в придачу… -Расстроился Пацифик
- Да что не так-то?! – Уже начинал кипятиться экс-Здравый
- Да то, что Гелыч выпадет из депры только в тому случае, если вточит че-нить, да поджижется чем-нить
- Ну тогда это не я – Голод, а Гелыч – Животное
- Ну вы и уроды, ребят.

URL
00:26 

Много не мало, как говорится, и друзей-знакомых у Гелоу всегда было предостаточно.
Был, да и есть, у Гелоу один товарищ, скажем так, странного вида. ВЫ когда-нибудь читали комиксы? Помните, там фразы героев пишутся в каких-то пузырях, а мысли - в облачках. Так он вот такой и был. Да-да, Этот самый друг все свои мысли показывал в облачках. Нет-нет, он этого не хотел, просто оно как-то само получалось. Поэтому жить ему было тркдновато. НУ, это мягко говоря.
Вот представьте, что начальник сказал вам все, что он о вас думает, а вы ему это подумали... И это видно. Прямо у вас над головой. Или видите вы прекрасную девушку, просыпаются в вас мужские рефлексы. И это опять же видно у вас над головой. То есть и девушек у него толком почти не было. Вообщем грустно ему жилось.
- И к чему это ты про него вспомнил? _ Спросил гелыча Здравый
- А ни к чему. Просто вспомнился...
- А еще что вспомнишь?
- Что прикольно болеть
- Сфигали? - Удивился Пацифик
- Потому что под температурой сняться глюки. Если два года назад мне с открытыми глазами виделись два асечных окна, в котором общались знакомые мне фотографы, а потом еще и перелезали из одного окна в другое,то сегодня мне снилось, что я сплю в лаке, а не в одеяле.

15:56 

И, собственно, в тот день, когда Гелоу проиграл свое Тело, с давно протерянной Душой и где-то посередине профуканным Счастьем,он понял, что мечтать ему теперь остается лишь о том, чтобы в один прекрасный день, каким-то незадачливым способом, он, таки, сможет неуклюже споткнуться в коридоре и, таки, стукнется головой о сиденье унитаза, чтобы отныне и до скончания веков, по примеру старших товарищей, думать лишь о работе, учебе и творчестве.



14:56 

10.11.2008 в 23:10
Пишет Ezra-crows:

Нельзя вымогать то, что дается даром(с)
Если вынуждать Близнеца к общению...

то и то ничего не будет.

Это я, как Близнец, всем официально заявляю.

Будет только сплошное отторжение и в конце развесистый такой скандал с боцманской речью.

Будет игнор нонстоп и попытки объяснить почему не может того быть, чего быть не может.

LIVE US(he/me/she) ALONE.

URL записи

URL
02:01 

Кей вошла в комнату мелкой семенящей походкой, которая в купе с лицом выдавала что-то ехидно замысленое и направленное на давно позабытого вами Гелоу. Это прекрасно понял и сам Гелоу. И Здравый. И Пацифик. Но эти оба сидели в другой комнате, мирно переваривая сублимацию мыслей телевидиния, в то время как Кей паодбиралась к нашему герою. Он долго сопротивлялся и отбивался, но в конце всех перепетий у него в руке оказался комок снега.
- Снег!?
- Ага - широко сияя улыбкой кивнула Кей
- Етить! - Побежали они на балкон - Это же "Первый снег по первой тачке!"
- Бгыгы!
- Нет, это же офигительно! Можно я кину? - Гелоу сиял от предоставленного погодой смчастья.
- Кидай, мне-то что
- Блин, круто, круто! - Гелоу судорожно собирал снег с каониза балкона. Собрал, скомкал, прицелился, кинул. Пауза. Промахнулся - Блин... Тааак! - Собрал, скомкал, прицелился. Пауза. Бум.
- Бугага! С таким характерным звуком! - Кей радовалась этому не менее Гелоу.
- Кей, а не хочешь пойти в армию а радиста, азбукой Морзэ! - В течении всех маломальских приключений Кей все громче выстукивала зубами непонятный ритм
- Нафиг иди!
- А можно я... крикну?
- Ну давай - Простучала в ответ Кей.
- С ПЕРВЫМ СНЕГОМ!
- Егом, Егом, Егом, Егом - После эха повторила Кей.

Это было начало... Зимы, конца, начала, другое (нужное подчеркнуть)



@музыка: Rekevin - A Peacock

01:03 

Изображая ангст

Поменяв цвет волос с блондинистого, утратив с ним каноничную блондинистистую придурь, Гелоу преобрел седые волосы, а с ними и каноничный старческий маразм. Т.е. став из блондинки седым он так и не мог снова начать думать. но приходилось. Мозг его заставила расшевелитсья не менее каноничная, чем все выше названное, Cессия. Атмосфера нависшей угрозы не знания собственного профиля, неведомые лабораторные установки и старший крус за соседним столом заставляли мысли шевелиться и осознавать свое не очень прекрасное ближайшее будущее при раскладе "вылет -> армия". Так что Мысли вернулись в свjи обетованные места черепной коробки и дали некоторое осознание деталей бытия. Тех самых деталей, коими обросла эта реальность. Итак, посчитаем: потеря
остатков фиолетового цвета на голове свершилась 6 сентября. Седой пришел практически через месяц. Сейчас январь. Значит на выходе получаем... Четыре месяца активного простоя черепной коробки! Хотя, постойте. С одной стороны это "четыре месяца!", а с другой стороны это "четрые месяца... И чо?": ведь старшие товарищи уже научили, что и пять лет частенько не срок. Но, при этом, как показывает практика жизни в реальном мире один день - не малый срок. Наверное, в данном случае, мы виберем вариант существнования в реальном мире. Так что: четыре месяца активного простоя черепной коробки! Но, как мы уже поняли, мысли по-тихоньку стали располагаться по своим старым местам, вытряхивать застоявшиеся диваны, протирать старые стулья и вкручивать лампочки на места лопнувших. Ну пришли, ну расселись, ну сессия, "и чо?". А то, дорогие мои, что кроме рассчетов освешенности двух отражающих поверхностей в системе с неравноярким источником заданных размеров, много больше размеров отражающей поверхности Мысли стали еще и оглядываться по стронам, проверять входящую почту, счета за газ, свет и воду, поглядывать в окошко и вообще смотреть что да как в округе. А в округе дела творились не очень-то и складные...
- Что он тут понатворил, мать его за ногу и об стенку три раза?! - Говаривали многие из них.
- Мнда-а-а... - Протягивали вторые из них
- Господа, констатирую пиздец! - Восклицали третьи из них. Собственно там были и четвертые, и пятые, и стопицот третьи, но мы не будем озвучивать каждую Мысль в голове Гелоу. Ну, вообщем, точно было то, что они, Мысли, были явно не шибко довльны Гелоу и всем тем, что он делал и творил, сеял и поженал вокруг своей седоволосой персоны.
И, значит, что мы имеем? Мы имеем Гелоу, с Мыслями, вернувшимися ему в голову, их глобальное проявление недовольства и проявление Ненависти в сторону нашего героя, и... Тотальный бред. Да?
Да.
Поэтому, присекая источения бреда, хочется перейти уже наконец к основной мысли данного пустого расказа. А мысль она одна: осознание. Гелоу стал осозновать пока что не многое, но, надеемся, большее в будущем.
Пока что сейчас он осознал такую позицию своего седого существования:
- Понимаешь, Пацифик, кажется, что я променял Спокойствие в Высших Сферах Высокопарных Загонов и Пристрастий на, простите, Мозг! Да, на Мозг! Ты это понимаешь?
- Ну, хм... - Пацифиек схмурил брови и начал натерать свою щетину на подбородке - Понимаю.
- Нет, не понимаешь! С Мозгом ушел и Здравый! - Гелоу хватанул его за грудки.
- Хватит уже кричать, все я понимаю - Пацифик выбрался из рук Гелоу - Где Здравый мы не знаем. Так?
- Так
- Ну тогда ищи его боброхатку, она же - Мозг.
- Где ж его теперь искать? - Гелоу поднял на Пацифика свои тоскливые глаза.
- Под первым снегом, блин.

А еще Гелоу, который всегда верил в теорию обмена одного на другого в этой Вселенной, чем доказал это выше, до сих пор не может понять, что же он получил взамен на этого сухощявого англичанина, с вечно прямой спиной. в его вечно отглаженном костюме, с его отвратительно острым лицом с глазами, полными такого отвращения к миру, что просто плеваться хочется, который ходит рядом и толкает всех прохожих, имя которому Надменность, что он получил взамен за этого Надменность?
- Я проявляю к вам ненависть.
- Зато хоть есть что желать на новый год.






00:36 

Собственно в такое время суток, с такою подготовкую, зеленым яблоком в зубах и фильмом на мониторе, Гелоу ни оставалось ничего, кроме как прочитать короткую молитву
- Бла-бла-бла. Халява, да возлюби нас как детей своих. Аминь
- Хрум

URL
23:07 

- О, Боги - Гелыч пал на колени с явно серьезными намерениями - Я прошу вас вновь, но в последний раз за эту сессию - Гелоу поднял глаза еще куда-то выше - О, прекрасная Халява, я прошу тебя, всё, ты слышишь, всё, что у тебя осталось на эти несколько недель учебы - отдай мне на завтра, Я хочу, чтобы
эта Голгофа закончилась, я хочу чтобы они завтра в последний раз поиграл в фашистов со своей любимой игрой " - Ответ есть? - Нет - Два, свободен", точнее даже чтобы они в нее не играли. Халява, я прошу тебя, пусть завтра я в последний раз услышу это отвратительное буквосочетание, в котором я должен участвовать, пусть в последний раз я увиже ее как препода. Пусть. Завтра. Закончится. ТОЭ. И. Я. Сдам. Его.
- ХАЛЯВА, ПРИДИ!
- Аминь

URL
01:02 

Москва со своим климатом и место проживания около Около Московской Кольцевой Автодороги давало извечную страну туманов по утрам для заспанного Гелыча и по вечерам для Гелыча в наушниках. Таких больших белых наушниках, ради которых он все время стремглав спешил домой, читая в пути локативное кибернетическое искусство и наслаждаясь черными милыми заглушками с заморской витиевато пощелкивающей музыкой.



Но, в любом случае, после дороги в маршрутке с мутными окнами и желтым светом ртутных ламп с улицы Гелоу ждал короткий слякотный путь из пары поворотов и одной прямой, когда перед Гелоу была детская площадка и дома, а за ним – один-два дома вышки, верхушки которых утопали в злостнопомянутом мире Тумана, а за домами – ничего. В смысле за ними там как раз чего, но Туманы… Но Туманы поглощали замкадье постоянно и беспощадно, давай понять что вот за этим домом, который ты видишь из кона, нет и ничего, кроме куска старого яблоневого сада.



Сад находится между новостроек и гаражей, примыкающих к шестиполосной асфальтовой жиле, и между высотными домами. Летом, да и не только, там пели мелкие птицы и водилась всякая насекомоподобная живность, в том числе и бездомные. Как-то одной из зим, Гелоу проснулся в пять утра от непонятного звука, пробивающегося из-за деревянных белых окон. В пять утра, зимой, еще когда темно и улица залита противно желтым светом пел соловей, от чего бросало в пот ужаса недоумения.



Иногда из этого мелкого сада в полосу детской площадки залетала эта самая всякая живность. То есть всякая там всякая живость пересекала две автомобильную дорогу, пару помоек и целый дом, чтобы попасть в руки малым, еще не понимающим смысла красоты, детям в кислотно ярких одеждах.



- Из таких кислотных детей растут либо рэйверы, либо наркоманы – говорил Пацифик

- При том условии, что и то и то - равносильно – отвечал на это Здравый

 





Как-то пересекая эту самую детскую площадку в плечо Гелоу врезалась стрекоза. Ну он не долго думая и прикарманил ее, в буквальном смысле этого выражения. Немного стараний акрилом, пятнадцать минут мата и поминания всех святых и – опля! – новая домашняя инсталляция готова. С одним только «но»: теперь она еще и живая. Теперь она еще и трепещет крыльям, дергает оставшимися двумя оконечностями и стряхивает с себя чешуйки акрила. При этом сидит, спрятав лицо за шевелюрой неземного цвета, словно скромняга, и никогда уже не прикоснется длинными красивыми пальцами к тонкой изящной шее.



It's just a pigeon, looking for its nest



Существо не издало ни звука, пока лишалось рук, ни звука, пока его щекотала кисть. Оно усердно бесконечно прятало лицо, не давая посмотреть ни на свой милый носик, ни в свои глаза-из-друго-мира.



It doesn't know that it's wild



Существо не обращало внимания на тонкую, привязавшую ее к золотой игле, на которой оно сидело. Не обращало внимания на музыку, которой ей ставило блондинистое существо, именующее себя «Гелоу»



It doesn't know that it scares me



Можно было бы сказать, что существо просто сидит и смотрит в окно. Ну да, его привязали, лишили рук, надели какие-то музыкальные выбросы на уши.



Why am I frightened so easily?



А собственно нам так и можно сказать про него: оно просто сидело и смотрело в окно, все. И ничего больше не делало. Просто сидело. А что ему еще делать? Оно бесполезно для самого себя. Оно может лишь отшелушивать с себя мелкими движениями мышц спины квадратики акрила, доставляя таким образом «Хозяину» некоторые неудобства в уборке.



Pigeon, why can you scare me?



Можно быть этим самым хозяином, можно стрекозой



Am I not a part of your life anymore?



Можно держать стиль, а можно держать глупость. Обижаться из-за ерунды или любить всех, кроме себя.



Am I not welcome anymore?



Из-за шума люди должны умирать. Каждый пятый биться в эпилепсии, сходить сума из-за переизбытка световой и визуальной информации.



Am I not part of your life?



Но при этом иметь право засыпая слушать в собственной голове собственную музыка собственного мозга: скрипку и виолончель

 













автор [J]wWw_oOW[/J]



03:55 

Пусть в этот раз это будет просто наркотичесеий трип, содержащий в себе смысла не больше, чем в обычной дреме на сиденье в метро, когда вокруг толпятся озлобленные люди заморских кровей и кондовых взглядов. В таких снах-приходах почти никогда нет смысла, есть лишь ощущение на выходе: усталость, злость, опустошенность, иногда спокойствие, иногда - улыбка. И совсем уж редкость: здоровая выспатость.

Вот и сейчас это трип-дрема содержал в себе лишь обрывки дневной информации, наборы просроченных мыслей, остатки чужих эмоций и бессвязную дребедень,
просачивающуюся с шумом метро и грохотом музыки в голову.

Пусть сегодня это будут две независимых автономных массы цвета человеческой мысли. Они копошатся, обливаются потом и кровью, периодически смыкаются друг на друге, меняют свое положение в пространстве, пачкают друг друга неизвестно чем и, главное, зачем. Хотя цель у них все-таки есть: обмен Туманом. Одно из них пытается выплеснуть из себя всю информацию, сосредоточенную в том месте, где у этого Тела находится Мозг, информацию, облеченную в Туман. А другое Тело пытается этот Туман жадно поглотить и пережевать, получив его до капли, впитать его поверхностью своей неправильной формой Тела. И вот они копошатся, борются, даже не понимая, что только мешают друг другу. Туман уже везде, но только не там, где ему надо быть, честно говоря. Он ошметками порхает в воздухе, цепляется за лампы, углы полок, ворсистый ковер, за углы Тел. Но он никак не может попасть туда, куда нужно. На кожу Тела. Нужного Тела. Поэтому Туман замыкается сам на себе: он возвращается к тому же Телу, из которого он и вышел. Получается, что информация замыкается сама на себе, не производит новую информацию, остается на месте и ни черта не дает полезного в этот мир. Зато она дает искры от замыкания. Вы когда-нибудь дергали неудачно за вилку в розетке так, что она искрила? Вы пугались, да? Может даже и вскрикивали от испуга. Да-да, я в этом уверен. Гелоу тоже был в этом уверен. Он стоял и наблюдал за двумя переливающимися под кожей мышцами массы двух Тел. Его мутило, тянуло отвернуться в сторону, не смотреть на эту густую массу крови, которая вытягивалась в длинный, несовершенный цилиндр перед тем, как упасть на Тело, второе Тело, уже выдавливающее из себя Туман. Гелоу подошел поближе, в упор, наотмашь ударил руками по появившейся плоской части Тела, что сейчас доминировало в этой паре. Звон разнесся по комнате, по пространству где происходила вакханалия. Туман отнесло от эпицентра происхождения звука, он, Туман, оторвался от того, за что цеплялся, даже если это был воздух. Тела всколыхнулись, одно из них перевалилось через другое, не отцепляясь от первого.

Но между ними не было этих искр, происходящих при замыкании. Это был непонятный, странный для Гелоу, знакомого с электроникой хотя бы в теории, процесс. Программа, создаваемая этими двумя морфирующими несовершенными природными программами должна была выдавать ошибку. Но не делала этого. Гелоу начал нервничать, не понимая в чем дело. Здравый быстро тряс его за руку, явно пытаясь что-то прокричать. Туман глушил его слова вдалеке, за те самые семь сантиметров, на каких Здравый находился от Гелоу.

- Этого не может быть
- Думал Гелоу вслух - Должна же быть ошибка, замыкание. Информация же не имеет выхода, система должна рухнуть к чертовой матери, ничего не должно работать!

Тела продолжали неловко переваливаться, разбрызгивая Туман куда угодно, только не в пункт назначения: второе Тело, что так жадно хотело впитать Туман, но вместо этого сжимало первое Тело

Если учесть, что максимально длинный сон человек видит в течении 7 секунд и если вспомнить, что это регистрируется в спокойной лабораторной обстановки, мы можем очень грубо прикинуть, что наркоманский трип-дрема виден от силы секунды две.

Гелоу проводил кусочек Тумана, проплывший между людьми в вагоне, куда-то к двери, где и пропала. Это тот самый кусочек Тумана, который так и не достиг второго Тела, которое так жадно хотело впитать Туман, но вместо этого сжимало первое Тело

17:30 

Все началось с рассказа друга про походы на Урал:
- Понимаешь, он такой человек… Он Инженер. Его можно одного оставить в лесу без всего, а через месяц найти в том же лесу, но в собственно доме, обставленном в стиле хай-тек. Вообщем он абсолютно автономен и может выжить везде.

Автономность. Интересное слово. Автономность человека. Еще более интересное словосочетание. Т.е. по сути человек может существовать без применения внешних ресурсов. Т.е. сам Человек моежт сущестовать за счет лишь себя самого в новом, мало знакомом ему месте или ситуации.

А если пойти дальше: представить что Человек может быть вообще Автономен. Т.е. Абсолютно Автономен. Т.е. он существует сам на себе. Т.е. ему не нужны внешние ресурсы, проще говоря, другие Люди. Т.е. мы можем сказать, что Человек замкнут сам на себе. Автономность существования в обществе. В компании. На пьянке-гулянке или просто в очередной гуще событий. Таким образом, Человек сам себе Хозяин и Раб. Он сам собою повиливает, вне зависимости от ситуации и окружения. Таким образом, он сам может повиливать этой самой ситуацией, лучше взаимодействовать с людьми, ведь он автономен и чище воспринимает данные, отсекая лишние Шумы. Он и помогать-то людям может лучше и адекватнее. Таким образом он стремится к Идеалу.

А давайте пойдем еще дальше. Может быть разделим Человека на Автономные области? Например Душа, Сердце, Мозг и так далее. Остановимся на этих трех аморфных составляющих Человека. Что будет, если каждую отдельно взятую составляющую определить в некую оболочку Автономности, которая будет иметь некоторые связи с внешним внутренним миром Человека, но они будут столь незначительны, что мы можем принять их бесконечно малыми. В итоге мы можем получить ту самую модель, о которой нам твердят с древности: «Горячее сердце, холодный Ум». И заодно еще и Душа будет в покое и счастье, спокойно созерцать то, что творить рассудительный Мозг и как бездействует отключенное Сердце.

Дальше эту теорию не хватило сил развить, потому что все должно быть подтверждено практикой. А такая практика может осуществляться только свершенной модель. Человек, которая пока не было встреча в живую, топчущей эту не столь бренную Землю. Пока была встречена лишь одна треть так называемого Идеального Человека, покоящегося в одном индивидууме.

Но в недоказанной и неопровергнутой теории за счет отдельных Автономных органов бытия можно:
- Не любить.
- Не обращать внимания на сезонные изменения настроения.
- На посторонние раздражители (Скандалы, Обиды, Отрицательные эмоции) тем более не реагировать

Ну это все в идеале Теории. А до идеала, как говорится, как до Горизонта. А чем ближе приближаешься к Горизонту, тем дальше он оказывается.
Так что пока Теория работала на свои лишь, ну, предположим, 7% от полной возможности.

Эти семь жалких процентов состояли лишь в том, чтобы не предавать свой любимый цвет. Точнее оба. И Фиолетовый и Рыжий. Вмешение новых ярких красок в жизни Гелоу, столь не рассудительно пойманных где-то случайно на улице, на дуновении хардкорной музыки, пойманных, кстати, опять же чисто для внутреннего развития теории Автономности, било достаточно сильно по Мозгу, вызывая некоторую сумятицу в рядах Души и Сердца. Новый цвет, в принципе, не был уж так и плох, был вторым цветом жизни, прекрасно составлялся в любимые цвета и оттенки, имел некоторую полезную жизненную агрессию и так далее и тому подобное. Да, тут появляется то самое великое «но», которое порядком уже осточертело Гелоу за его недолгую насыщенную часть жизни. Но цвет этот был то ли лишним, то ли слишком новым, то ли еще что-то…

И еще мнимое понятие Счастья удосужилось проявить себя где-то слишком рядом от допустимо дозволенной возможности восприятия, граничащей с каким-то грандиозным провалом… Счастья немного запретного, от того более интересного, и Счастья невозможного по некоторым причинам, от того банально невозможного. Но это не мешает же ему быть от этого менее интересным и интригующим? Нет, не мешает. А как раз наоборот ведет делает его столь желанным, что…

Что в купе с появлением какого-то неопределенного цветового движения это включило те самые 7% работы теории Автономности, блокирующие отдельные участки отдельных участков Человека, а в нашем случае Гелоу.

Нововведения в систему на больших рабочих базах, ну, к примеру, ТЭЦ, ведет к временным ошибкам во всей работе системы. ТЭЦ из-за этого может временно не давать тепло в ваши дома, например. Например, да? А что с Гелоу? А для него такие ошибки всегда являлись лишь долгожданной негой в виде настоящих снов, приходящих ночью, вне зависимости от количества выспанных и недоспанных часов. Эти сны приходили на специально неудобно сделанном диване, с открытым окном холодного воздуха, в нагое тело и в неубранную комнату. Сны, которые после себя оставляли воспоминания, ощущения, новые образы и, хотя бы, короткие рассказы друзьям. Сны без Туманов, но с людьми. Со знакомыми лицами и необычными обстановками. С какими-то лестницами Эшера и мультяшными смирительными рубашками, вывернутыми комиксами и домами—головоломками.

- Я могу придумать вам сны для рассказа, но догнать вас в ваших снах я еще совсем не способен. Пусть мне хотя бы сняться руки – самая красивая и правдивая часть тела Человека.



автор wWw__oOW
запись создана: 04.04.2009 в 23:11

просто хрень Х)

главная